Сегодня вечером открывается арт-уикенд «Сезон Эрика Булатова в Выксе», который можно считать спецсобытием ежегодного фестиваля «Арт-Овраг». Сам смотр состоится следующим летом, а пока мы поговорили с его идейной вдохновительницей и председателем попечительского совета Благотворительного фонда «ОМК-Участие» Ириной Седых о том, зачем проводить большой фестиваль современного искусства в маленьком городе.

Ирина Седых

Читайте также

Эрик Булатов — о мурале в Выксе, образах нашей эпохи, информационном потоке и настоящей свободе Анна Федина

Какие у вас отношения с творчеством Эрика Булатова?

Как и у всех, они уходят корнями в детство. Когда задумываешься об Эрике Владимировиче, понимаешь: господи, да я же знаю его уже столько лет! В памяти очень четко всплывают картинки из книг. Эрик Владимирович рассказывал, что они с соавтором Олегом Васильевым старались погружаться мир ребенка, иллюстрировать сказки так, как их воспринимает ребенок, и вот уже не одно поколение детей на их книжках вырастает, а потом, во взрослом возрасте, с теплотой, нежностью, ностальгией реагирует на эти рисунки. Благодаря им ты возвращаешься в детство, а это, наверное, самое креативное время нашей жизни, потому что в этом возрасте ты не чувствуешь границ — они возникают позже. Так что да, это давнее знакомство. И конечно, я взволнована и счастлива, что наш проект с Эриком Булатовым состоялся. Мы с командой фестиваля недавно обсуждали, что, общаясь с Эриком Владимировичем, ловим каждое слово, потому что это очень простые слова, но они несут огромный смысл и глубину.

Эрик Булатов. «Черный вечер, белый снег», 2000

Фестиваль «Арт-Овраг» был задуман в 2010 году, появился в 2011-м, так что, даже несмотря на пандемию, через год будет повод отпраздновать десятилетие. Чем особенно гордитесь?

Горжусь работами, которые эти художники оставили в городе и которые пусть не сразу, но оказались поняты, приняты и оставили глубокий след в жизни города и горожан. Первые два-три года жители по большей части наблюдали со стороны: мол, вы дерзайте, а я постою посмотрю. Но постепенно отношение менялось, люди все активнее вовлекались в процесс. Наш проект, он не просто про искусство, он про жизнь людей в небольшом промышленном городе, про их взаимодействие, про сам город, который, как показало исследование социологов, привык жить немножко такой патриархальной жизнью.

За годы существования фестиваля явно произошел сдвиг: людям стало интересно, они стали вовлекаться, обсуждать то, что видят. Искусство спровоцировало дискуссию

Как в пьесах Островского.

Что-то в этом роде. Но мы, Объединенная металлургическая компания и благотворительный фонд «ОМК-Участие», давно работаем в Выксе, нам небезразлично, как и чем живут тут люди. И за годы существования фестиваля явно произошел сдвиг: людям стало интересно, они стали вовлекаться, обсуждать то, что видят. Искусство спровоцировало дискуссию. А когда люди начинают разговаривать, это уже совсем другой тип общения. Это не монолог, например, начальника, это не крик возмущения или поддержки, это обмен мнениями, диалог, и умение его вести влияет на все стороны жизни. Если же говорить о конкретных проектах, мне нравится «Единорог» венгерского скульптора Габора Сёке. Эта работа полюбилась жителям настолько, что спустя несколько лет мы вынуждены были снова пригласить художника в Выксу, чтобы он ее обновил и укрепил. Еще мне нравится инсталляция Тимофея Ради «Все это не сон» — опять-таки простая фраза, а так много смыслов и масса эмоций.

Тимофей Радя. «Все это не сон»

Мне безумно понравился перформанс Анны Абалихиной «Страсти по Мартену», который в прошлом году получил премию «Инновация». К сожалению, это неповторимо: сам мартеновский цех, где все происходило, уже не существует, но есть видео, смонтирован фильм, и мы надеемся однажды его показать. И наконец, мне ценно, что в городе появилась арт-резиденция, что к нам приезжают работать художники и находят много интересного и для себя, и опять же для жителей. Художник открывает нам глаза на те вещи, мимо которых мы привычно проходили мимо.

Например?

Очень трогательная история с Володей Селезневым, который, создавая проект «Метрополис», обратился к местным жителям: «То, что вам кажется мусором, вы принесите, пожалуйста, мне». Приносили. А потом мне еще долго рассказывали, что вот, мол, рука не поднимается пластиковую бутылку выбросить, потому что, оказывается, она тоже может стать частью арт-проекта. На следующий год Володя приехал и объявил, что готов курировать проекты, которые будут создавать местные жители. 13 из них в результате выставили в музее, и я видела глаза их авторов — в них горело желание творчества, в них что-то новое родилось. Что-то в себе открыть, раскрасить свою жизнь, порадоваться за друзей — в том числе и ради этого существует наш фестиваль.

Нас долго приучали, что за тебя государство все решает и все делает. При этом ничего не мешает человеку, например, в субботу взять лопату, выкопать яму и посадить в нее дерево

В продолжение разговора и про диалог, и про «раскрасить жизнь» вспоминается ваш проект «Арт-двор».

Идея была в том, чтобы научить жителей, во-первых, налаживать связи друг с другом: чего мы хотим, ради чего или кого мы это хотим? А во-вторых, искать финансирование у местного бизнеса (необязательно крупного) или в городском бюджете. Мы так переоборудовали одиннадцать дворов, а двенадцатый уже был сделан без нас. Так что процесс, можно сказать, поставлен на рельсы. Мы написали и выложили в общий доступ методичку, провели конференцию на эту тему, так что надеюсь, этот опыт можно будет масштабировать.

И это неплохой пример борьбы с выученной беспомощностью — если скоординироваться, вполне можно изменить жизнь как минимум в своем дворе.

Да, нас долго приучали к тому, что за тебя государство все решает и все делает. При этом ничего не мешает человеку, например, в субботу взять лопату, выкопать яму и посадить в нее дерево. Это не займет много времени, но я уверена, что очень многое изменится. Не только во внешнем пространстве, но и внутри человека.

Миша Мост. «Выкса 10000»

Какие цели вы теперь ставите в Выксе?

Цель простая. Выксунский металлургический завод — это современнейшее производство. Там работают люди, у которых зачастую два высших образования. А когда они выходят за проходную, то попадают в город, чья инфраструктура разительно отличается от того, что они видят на заводе или каким они хотели бы видеть свой город. И наша задача — вместе с администрацией города этот контраст постепенно нивелировать. Мы понимаем, что нам вряд ли удастся остановить отток молодежи из города, но мы хотим, чтобы те специалисты, которые приедут сюда работать и привезут семьи, попадали в комфортную, дружелюбную среду. Кстати, Федор Павлов-Андреевич сняли с Анной Монгайт фильм «Искусство простого человека», для которого авторы брали интервью у местных жителей. И перемены отмечают все. Так что, кажется, наши усилия не ушли в песок.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here