«Я в детстве могла съесть десять пирожных и не поправиться, — смеется 45-летняя Анастасия Татулова, в 2009 году открывшая в Москве первое семейное кафе «АндерСон», где десерты — главное украшение витрины. — Сейчас, конечно, так не получится, но хорошие десерты люблю по-прежнему. Мне тяжело находить точки соприкосновения с людьми, которые только травой питаются. И на работу мы берем тех, кто любит сладкое».

А еще тех, кому прикольно с детьми. И тех, кто любит праздники. После карантина, когда, казалось, все должны вернуться к домашним посиделкам, спрос на торжества в кафе только возрос. «Видимо, в тяжелые времена радости хочется еще больше. При этом устраивать семейный праздник, а особенно с детьми, в квартире уже не все готовы. А у нас в зале и в носках можно побегать, и игрушки по полу разбросать. Как дома, но не дома».

В конце 2000-х Москву охватил тренд не только на осознанное, но и на «активное» родительство. Стало нормой брать детей на концерты и митинги, в музеи и рестораны и вообще вести образ жизни, приближенный к тому, что был до рождения ребенка, а не окапываться в песочнице. «АндерСон» возник из той же идеи — сделать так, чтобы и детям, и взрослым было комфортно. «Старшего сына я родила в 23, младшего в 25, много путешествовала с ними одна, — говорит уроженка Северодвинска Анастасия, у которой за плечами журфак МГУ, бизнес-школа «Сколково», собственное рекламное агентство и работа на несколько корпораций. — Помню, в Египте в ресторане на полу валялся ребенок, лет трех. У нас бы началось: «Заболеешь, испачкаешься, неприлично». А там папа лег рядом, и они стали смотреть на звезды. Мне тоже так захотелось. Переехать я не могла, у меня папа — военный. Значит, надо устроить такую жизнь здесь».

На Анастасии Татуловой: шерстяной свитер, Sportmax; часы Happy Sport из стали, с бриллиантами, Chopard

© Фото: Данил Головкин. Стиль: Анастасия Митина. Vogue Россия, октябрь 2020

С тех пор дети выросли, вырос и бизнес. Полтора года назад, когда вышла книжка про «АндерСон» «Нельзя, но можно», сеть насчитывала полсотни кафе в России и СНГ, снабжаемых собственной фабрикой, а в планах у Анастасии и ее маленькой и почти чисто женской команды была мировая экспансия. Потом случилась пандемия, речь Татуловой перед президентом, где она мягко и упорно доказывала, что без помощи государства среднему и малому бизнесу не выжить, облетела все СМИ и соцсети. «АндерСон» в итоге выжил благодаря поставкам продуктов в магазины и тому, что его основательница нашла инвестора в лице банкира Александра Лебедева, мужа Елены Перминовой.

«Такое ощущение, что все надо начинать сначала, — говорит Анастасия. — Но, строя компанию заново, ты можешь не наступать на те же грабли и сделать так, как тебе хочется. Мне, например, производство всегда было интересней, чем розница. По-моему, фабрикант — это почетная, но недооцененная у нас профессия. Мы и начинали с фабрики, потом присоединилось кафе. Но десять лет назад я сворачивала куда-то, где мне не очень комфортно. Кафе — это бизнес для экстравертов, а я интроверт. Фабрика мне ближе, и мы сейчас активно занимаемся проектированием новой фабрики».

Обожаю праздники и сюрпризы. Однажды отправила мужу в банк ростовую куклу обезьяны с подарком. Ее потом долго вспоминали. А в «АндерСоне» мы считаем, что когда пришел, тогда и праздник

Сладости? Я начинаю с ностальгией думать про то, как в Москву вернется запах шоколада, но Анастасия думает о другом. «Мы долго жили с мыслью, что мы — кондитерская, а лет пять назад провели исследование, спросив гостей, что самое важное в наших кафе. Угадаете, что они ответили? «АндерСон» — это место, где можно всегда покормить ребенка супом. Ни в одной культуре мира нет такого отношения к супу, а у нас это будто в ДНК: ты плохая мать, если ребенок не ест суп. У меня с детьми такое тоже было. Перед «АндерСоном», когда думала, чем хочу заниматься, пошла в школу «Гастроном», и первый мой курс был про бульоны, это очень сложно — сварить вкусный бульон. И мы сейчас сделали новый продукт для занятых мам — замороженный натуральный бульонный куб. Купил, убрал в морозилку, потом за пять минут растопил в кастрюльке и получил классный бульон, мясной, рыбный, грибной, овощной, на основе которого еще за 15 минут готовится суп. Кондитерская продукция на фабрике тоже будет, целый этаж, но есть еще много прикольных вещей, которые помогут маме сэкономить время и дать ощущение, что она нормальная мама — с супом. Так что я спасаю мам».

Анастасия Татулова

Как спасаться самой в ситуации, когда мир слетел с катушек? «Не думать о падении и бежать так быстро, как можешь. Главное — не останавливаться. Я марафоны не бегаю, но катаюсь на горных лыжах. Так вот, когда едешь с горы — важно смотреть вперед, а не под ноги, иначе станет так страшно, что непременно упадешь. Ну и никакой демократии, быстро и единолично принимать решения и их реализовывать. Сейчас стало чуть легче, и я замедлила темп. Вот лечу на Шантарские острова смотреть на китов. Никто, правда, не гарантирует, что они там будут, им все равно, что я к ним лечу. Но я собрала хорошую компанию, и там нет связи».

«Баланс, чтобы и работе, и семье поровну, — это не про меня, — продолжает Анастасия. — У меня качели приоритетов. Сегодня это важнее, а завтра то. Но точно могу сказать: когда твой ребенок в костюме зайца, дракона или Бэтмена — в зависимости от возраста — выступает на утреннике, это важнее любого совещания. Победил заяц, и точка. Точно так же я научилась включать в расписание время на себя. Каждую среду хожу в баню. И нельзя поставить в календарь никакие дела — занято, там стоит баня. А на этой неделе у меня в плане — покататься на кораблике по Москве-реке. Я каждое лето думаю об этом, а потом выпадает снег. Теперь у меня в графике кораблик. Не очень романтично, зато там точно не появится другое дело. И пойти купить красивые туфли — тоже важное дело».

В одежде мне важнее не то, как я выгляжу, а то, как я себя чувствую. Дает ли она мне энергию, создает ли правильный настрой

Что еще должно быть в гардеробе у бизнесвумен? Power suit? «Нет. Ношу джинсы или брюки с рубашками и кардиганами. Кеды и туфли на каблуке не выше семи сантиметров. Люблю обувные марки, такие как Santoni, Stuart Weitzman, а еще Prada и Valentino. У них моя колодка. Комфорт — главное. Поэтому на встречу с президентом Анастасия надела футболку со слоганом «АндерСон»: «Я не работаю — я так живу», пиджак («кажется, Pablo»), джинсы Dsquared2 и белые кеды.

«Я сделала все, чтобы быть услышанной. Все, что могла», — говорит она о той речи. Теперь Татулова постарается исправить положение дел уже как омбудсмен по малому и среднему бизнесу в России. Задачи? Добиться изменений в налоговой системе. Пересмотреть критерии реестра МСП (малое и среднее предпринимательство): сейчас гостиницу на 250 сотрудников или небольшую сеть кафе государство приравнивает к большому бизнесу вроде «Газпрома». Снизить административное давление. И еще 36 пунктов. «У меня сын-предприниматель, занимается детскими образовательными проектами и лагерями, и я хочу, чтобы он и такие, как он, строили бизнес в другой реальности. Это та же история, что с ребенком на полу. Я вижу вокруг много женщин, у которых бизнес рождается из простых желаний: «хочу, чтобы ребенок ходил в хороший детский сад». Социальное предпринимательство, благотворительность — это почти всегда женщины. Мужчины в бизнесе, наверное, больше про завоевание, а мы про созидание. Про то, чтобы жить так, как хочется самим».

Фото: Данил Головкин. Стиль: Анастасия Митина. Прическа и макияж: Любовь Рассолова. Ассистент фотографа: Антон Гребенцов/Bold. Ассистент стилиста: Полина Соловьева. Продюсеры: Алина Куманцова, Магда Купреишвили. Ассистент продюсеров: Данил Белобрага.

Анастасия Татулова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here